подумалось тут...

на пятнадцатом месяце с момента переезда обратно в Москву, что Америку легко ненавидеть на расстоянии, а Россию -- легко на расстоянии любить. Когда в Штаты приезжаешь, то вся мнимая ненависть как-то улетучивается, когда видишь тамошних людей just going about their business. У них действительно, с момента основания live and let live. В России, по крайней мере в Москве, правила выживания  -- умри ты сегодня, а я завтра

Приезжая обратно в Лондон, вдруг замечаю чистый воздух, расслабленные и предупредительные манеры вождения, и, как ни странно, красивых женщин. 

Кто бы мог подумать...

Берлин в мае, или май в Берлине.

Берлин, во всей красе столицы бывшей империи, забытый и вновь открытый, предстающий полным незнакомцам как старый приятель, вместивший в себя всю историю до которой нам есть дело.

Берлин, толстенные стены добротных зданий, выстоявшие бомбы и запустение, дождавшиеся своего часа, чтобы стать уютным домом. Кружева из стекла новостроя и глазницы заброшенных доходных домов.

Берлин с его безработной и беззаботной молодёжью, с его кафе и барами, где барменша за стойкой кивает вам как завсегдатаю, но без панибратства, со спокойным достоинством, и не удивляется никаким причудливым заказам.

Берлин, без суеты, показушного богатства, Берлин уже которому никому и ничего не надо доказывать.

Берлин, который принёс себя в каждый уголок Европы, и который успели навестить все европейские армии.

Берлин, расчленённый надвое, но успевший срастись, через генную память дорог, железнодорожных веток, телефонных линий и футбольных пристрастий.

Берлин, со свежестью дождя на тротуарах, бульварах, и в чистой Шпрее.

Берлин, где на уровне еды, системы мер и весов, светофоров, электрических выключателей и велосипедных звонков неожиданно чувствуешь себя дома, как русский не чувствует себя нигде за границей.

Берлин, Над Которым Небо.

Берлин, где через три десятка лет неведения, нашлась твоя семья.

Место, где, не сговариваясь, на пороге поезда, мы оба сказали: «Я хочу здесь жить».

Но наверное, это произойдёт уже в другой жизни.

... И я наконец нашёл время проявить фотки...



и конечно ещё.
  • Current Music
    Wallfllowers, One Headlight, from "Bringing down the Horse"
  • Tags
    ,

Наследники К. Мельникова борятся за сохранение его дома на Арбате


By John Varoli                                                                 
     Feb. 27 (Bloomberg) -- The grandchildren of Soviet                        
architect Konstantin Melnikov are fighting a legal battle over                  
the family house he built, a Moscow landmark in urgent need of                 
repair.                                                                        
     Viktor Melnikov, an artist and the last surviving child of                
Konstantin, died Feb. 4 at the age of 91, precipitating the                    
dispute among the heirs. The three-story house off Moscow's                    
Arbat Street, where Viktor lived until his death, was built in                 
the 1920s in the severe and unobtrusive constructivist style. It               
is made of two joined cylinders and resembles a figure of eight                
from above. The back is adorned with honeycomb windows.                        
     ``Repairing the structure will be very difficult and                      
expensive,'' said Ekaterina Melnikova, Viktor's eldest daughter                
and the executor of his will. She is the plaintiff in the case,                
which is scheduled to go to court on March 16, and favors                      
handing the house over to the state. ``Our family doesn't have                 
the means to maintain the house, and I don't know of anyone else               
who is capable of managing it properly.''                                       
     The house was built during a brief period of freedom                      
following the Russian Revolution. When Stalin solidified power                 
in the late 1920s, art and architecture also succumbed to his                   
iron rule. Konstantin Melnikov's experimental approach to                      
architecture fell out of favor with the Soviet authorities and                 
he was never allowed to build again.                                            
                                                                               
                      Architectural `Icon'                                     
                                                                               
     ``The Melnikov House is an international icon of modernist                
architecture,'' said Clementine Cecil, the director of the                     
Moscow Architectural Preservation Society, a U.K. citizen and                  
Moscow resident. ``Melnikov was one of Russia's most original                  
and outstanding architects; there are more books written about                 
him than any other Russian architect of the 20th century.''                    
     Though Viktor was resident in the house until his death, he               
owned only half of it. His sister, Ludmila Melnikova, owned the                
rest. She died in 2003 and her son, Alexei Ilganaev, inherited                 
her share. Viktor's death has split the heirs into two camps,                  
each with their vision of the house's future.                                  
     Opposing Ekaterina is her sister, Elena Melnikova, who lays               
claim to Viktor's half of the house and has teamed up with her                 
cousin Ilganaev. They say that they also want to preserve the                  
building as a museum to Konstantin Melnikov, though they are                   
only prepared to do so if the state can prove it will look after               
the house, according to Alexander Christovsky, the lawyer for                  
Elena and Ilganaev. Ekaterina wants the house to commemorate                   
both Konstantin Melnikov and her father.                                       
                                                                                
                       Endangered Landmark                                     
                                                                               
     Chistovsky agrees that renovation is needed to save the                   
254-square-meter (2,734-square-foot) house. Nearby construction                
of an apartment building has caused structural damage, there are               
cracks in the walls and water is seeping into the foundation.                  
     The Moscow Architectural Preservation Society says the city               
government has a bad track record in historic preservation,                    
often giving developers permission to destroy state-protected                  
landmarks. As many as 300 historical buildings have been                       
destroyed in the past 15 years under the guise of                              
``restoration,'' the society says. The World Monuments Fund has                
also placed it on the 2006 list of 100 most endangered sites.                  
     ``The Melnikov house needs to be treated with kid gloves,                 
and the worse thing that could happen is that it falls into the                
hands of the Moscow city government and is badly restored,''                   
said Cecil. ``There is almost no experience in Russia of                       
restoring modernist buildings which are notoriously hard to                    
restore due to the use of `experimental' materials when the                    
structure was originally built.''             

C-Коты!

Завелись у нас коты.

Вот!

Совершенно змечательные создания. Просто так в Англии ничего не сделаешь, поэтому надо было месяц искать, 3 недели ждать пока им выйдет нужный возраст (13 недель, ни больше, ни меньше!), башлять кучу местных денег (около четырёх сот килограмм немецкого серебра старыми деньгами), но все ожидания оправданы! Замечательные, наглые, жизнерадостные коты. У меня никогда ещё питмцев не было, так что вдвойне радость.

Краккая ТТХ:

британские короткошёрстные серебрянные (это типа в полоску)

его назвали Ватсон (именно Ватсон, а не Уотсон), за схожесть по темпераменту и округлостью лица с артистом Виталием Соломиным из "Приключений Ш. Холмса"). Мы, кстати, недалеко живём от Бейкер Ст. -- единственной лондонской улицей название которой помнил военный врач Артур Конан-Дойль.

Она -- Тигра (потому что полосатая и во сне Соне приснилась) -- вот вам тавтологии немножко.

Вместе обладают высококачественным стереофоническим урчанием.

 

Очень рады и воспитываем их всячески уже третий день.

 

Новая песня вместо штиблет

Популярен в Англии такой портной, Тэд Бейкер. У меня пару рубашек тоже завалялась. Иду сегодня по корридору, и вижу человека в фирменной майке с большой, во всю грудь, надписью TED BAKER. И тут мне и подумалось, беда, коль сапоги начнёт тачать пирожник...

Англия сегодня

Третий день беспорядков в Северной Ирландии, стреляют и жгут.

Растянулись очереди за бензином -- народ волнуется, что будет как в 2000 г. И меня в гараже до сих пор кажется понюшка выдохшегося бензина припрятана. я тогда ещё на мотоцикле ездил, и много не надо было. Сейчас нужно как минимум 60 литров на 5-7 дней, да ещё и хорошего качества, так что перспективы не радуют.

Зато в крикет выиграли у Австралии, и по всему центру торжества, движение перекрыто. Жалко их, давно они не выигрывали в игры, к-е сами и придумали. Только вот выигрывают в ограниченном кругу -- кто там в рэгби да крикет сегодня играет, почитай одно англофонское содружество, да французы.